Проходят поколения, и даже совсем недавно появившиеся в Сибири люди уже воспринимали Сибирь как свою  родную землю. В семье  Раисы Николаевны  мать, Прасковья Семеновна Солодкина была родом из Николаевки, а отец, Николай Ильич Казаков – из Милоновки. Обе деревни – переселенческие. Откуда  были переселенцы – не помнят. Считается, что из белорусов. Первый из них – дед (по материнской линии) Семен Павлович Солодкин – прибыл сюда с переселенцами. Новые деревни росли прямо по пути следования от Томска новых жителей все дальше и дальше от города – Милоновка, Николаевка, Малиновка, Семилужки (Семилужки – старожильческая деревня, основанная в XVI веке, но  Раиса Николаевна считает ее переселенческой, потому что в ней действительно живут многочисленные потомки переселенцев – С.Ш.) и т.д. Придя на пустырь, определили, что место для земледелия «доброе», так основали д. Николаевку и Милоновку. “Вроде бы в 1904 г., а в документах пишут – с 1911”- уточняет Раиса Николаевна.

 Из сибирского края в 1937-1938 гг. ее родители приезжают к дяде Илье (брату отца) на заработки в Челябинск. В 1936 г. до отъезда родилась ее старшая сестра, в Милоновке, а вот сама Раиса Николаевна – уже на Урале в 1940 г. Но жизнь там не заладилась. 

В 1941 г. Николая Ильича Казакова призывают на фронт Великой Отечественной, и мать Прасковья Семеновна с маленькими детьми на руках остается в чужом городе в тяжелом положении. Женщины наравне с мужчинами выносили все тяготы ручного труда. В годы войны пришлось работать на шахте, с утра до вечера, оставляя детишек дома одних. А без материнской ласки грустно и тоскливо – так что даже маленькие дети ощутили на себе  горе военного времени. В то время их в Челябинске посетила сестра отца, тетя Шура, как называли ее в семье (Александра Ильинична Слепакова – СШ). Рассудив, как тяжело молодой матери, родственники решают забрать старшую дочь Галю назад в Милоновку. Вскоре за ними последуют и Раиса Николаевна с матерью. По прибытию в Томск пешком несколько километров отправились до Милоновки, где самим, где на мамкиных руках. (По всей видимости –  речь идет о станции Туган в 7 км. – СШ). Поселились в Милоновке, со временем дед Семен Павлович Солодкин, уважаемый человек, председатель колхоза, выхлопотал дом в д. Николаевке.

Тогда же в семью пришли скорбные вести в виде сухой серой похоронки на отца. В качестве компенсации государство назначило им военную пенсию. Жили очень скудно. Трапезничали за длинными деревянными столами все вместе, в основном картошка да свое молоко.

Вскоре (скорее всего – после 1945 года – СШ) мать, Прасковья Семеновна, выходит второй раз замуж. В 1954-1955 гг. вдруг становится известно, что родной отец Раисы Николаевны жив, но домой не вернулся, а осел в Ленинграде, под которым воевал. Узнали об этом случайно, через  его сестру Александру  Ильиничну Слепакову, которая сказала об этом секрете Прасковье Семеновне. Эта история имела неприятные последствия  для Николая Казакова: на  его детей, Раису и Галину, выплачивалась пенсия по причине смерти кормильца на войне. А поскольку Николай оказался жив, то государство обязало его сумму пенсий, которые семья Раисы Николаевны получала почти 15 лет. Дед выхлопотал в военкомате алименты в отместку за «бегство зятя» от родных. Человек благовоспитанный и авторитетный, председатель колхоза, Семен Павлович считал  поступок Николая крайне некрасивым. Но  Прасковью Семеновну  уговорили  отказаться от получения этих алиментов: они были невелики,  выплачивать Николай Ильич  должен был  уже только на младшую дочь, Раису. Прасковья Семеновна побоялась, что потом ее детям за эти копейки придется выплачивать алименты самому Николаю Иличу, когда тот состарится.

Фигура деда, Семена Павловича Солодкина крайне интересна. Раиса Николаевна вспоминает, что он к ней относился хорошо, но она  считает его очень строим и суровым. В детсве боялась получить двойку – дедушка будет  сердиться. Личная жизнь Семена Солодкина тоже непроста. У него была огромная семья – 8 человек детей. И тут умерла жена, Феодосия Солодкина. На хозяйство требовалась женщина.  В 1920-е гг. через Томск и Туган  проходили эшелоны переселенцев. Условия в вагонах были тяжелые, никакой гигиены. Среди составов Семен Павлович увидел тот, что полностью был полон женщинами и девушками. Объявил так: «Ищу себе ту, которая рожать не будет! У меня детей много. А нужна мне хозяйка в дом и мать детям!». Среди женщин отозвалась одна, ее звали Софья. Так быстро и просто порешили, но брак получился крепким, и родня на многие поколения бабушку Софью полюбили. Она прожила долгую жизнь, похоронена в наших краях. Никто не вспомнил ей о том поезде. Даже в те времена, когда  жизнь городов и деревень наполнилась доносами и репрессиями. Страх за нечаянное слово попасть на Север был реальным…

Материал Савелия Шигапова.

Подробнее интервью с Раисой Николаевной Лутошкиной (Казаковой) можно прочитать на сайте “Сибиряки вольные и невольные”